Воронеж перехватил у столицы инициативу «дальнобойного протеста»

Объединение, о котором  говорили протестующие дальнобойщики Воронежа, свершилось.  В минувшие выходные  первые полсотни «активистов от баранки» поставили свои подписи под учредительными документами «Общественного  объединения транспортников воронежского региона». Этого достаточно, чтобы  организация в формате «общественное движение» юридически состоялась. Движение будет развиваться по принципу «с политиками, но без политики».

 

36-й регион  стал  43-м   субъектом Федерации, где организовался подобный союз. Причем стоит отметить: организационное оформление сообщества состоялось, когда страсти по «Платону»  поутихли. Значит,  необходимость в объединении у водителей  — более глубинная, чем рефлекторная реакция  на относительно честный отъем денег.

Миссия дагестанского гостя

На задворках города, в кафе у сервис-центра «КАМАЗ-юг» собрались  все из  активистов, кто  не был в поездке — в основном  суровые  мужики из-за баранки,  владельцы  одного, максимум двух грузовиков.

Это  походило бы на нелегальную сходку,  если  бы организаторы хоть от кого-то скрывались.  Но  они на учредительное собрание звали всех – и  представителей ,  и журналистов, и коллег из других регионов.  Чиновников  не было, журналистов  — раз-два и обчелся,  зато коллеги  охотно откликнулись.  Приехали  гости из Саратовской области, Белгорода, даже Дагестана, которые уже создали свои союзы и  могли поделиться опытом.    Более того, собрание  транслировалось в интернете  параллельно с  собранием в  Набережных Челнах.

Оказывается,  проявления  дальнобойной активности в стране  организованы  не на таком уж примитивном уровне!

Но увидеть в  согласованных действиях здесь какую-нибудь «руку Москвы», «руку Госдепа»  или хотя бы  «руку Химок» нам не удалось.  

— Я  приехал перед  Новым годом в Москву,  думал на 1,5  дня,  а остался на две недели, —  рассказал свою историю гость из города Энгельса Александр Черевко.  — Не смог уехать, так стало интересно.  Сидя дома,  я не понимал сущности происходящего. А сущность в том, что власть хочет выжать с рынка мелких перевозчиков и отдать перевозки крупным госкомпаниям. А нас, «мелких»   1,5 миллиона, мы можем за себя постоять!

Гостя из  Дагестана Рустама Малламагомедова встретили аплодисментами как признанного  ветерана « антиплатоновского движения», которого даже в розыск  объяли за организацию «незаконного митинга». Рустам   подробно рассказал о своем походе в Москву- за справедливостью. Как их останавливали в Калмыкии, потом в Ростове.  Как, наконец, фуры стали под Москвой, на 92-м километре. А  один из лидеров  московских дальнобойщиков  Валерий Войтко вдруг посоветовал:  поезжайте обратно.

— А второй  профсоюзный лидер, Александр Котов, дал интервью телеканалу, где говорил, что наши действия  проплачены.  Проплачены?! — возмущался Рустам.  

vrv2.JPG

Когда закончится протест

Похоже,  представителям регионов крайне не нравятся  игры   и междусобойные  конфликты   московских  руководителей профессионального сообщества, претендующих на федеральное лидерство.  И они решили идти своим  путем – снизу.  Причем,чтобы не повторять ошибки «московского раздрая»,  региональные  активисты решили  создавать строго централизованную организацию.

Давно мы не наблюдали  таких  вольных народных инициатив, таких   чистых проявлений  демократии — притом, что за все решения  активисты проголосовали единогласно. 

Трое  участников на дальнем столике – «камчатке» —  успешно сочетали  общественное с антиобщественным —  понемногу прикладывались  к стопке. Товарищи, пившие лимонад,  делали вид , что ничего не замечают. Это же  кафе, в конце концов.

— 17-18 числа было собрание в Москве, — рассказал  дагестанский гость. – Мы  определили стратегию.  От каждого региона будет избран  представитель для федерального учредительного собрания ассоциации перевозчиков.  Если в регионе два-три союза, они объединяются,  не было противоречий, чтобы было единое целое. 11 человек войдут в Совет Ассоциации — они выберут  президента  Ассоциации и Наблюдательный совет, куда войдут  разные  специалисты. Мы же все новички в таких делах!

Как сумеют объединиться в стройную организацию с единой программой пестрые региональные союзы,  рожденные в таких  придорожных кафешках, пока трудно представить. Но  пассионарии  на колесах,  создавшие  самый  мощный в  текущем веке российский протест,  уже заглядывают  в будущее.

Белгородец Анатолий Малыхин, например,  предложил создать свою юридическую службу и  систему взаимопомощи на дорогах.  А то сегодня беспредельщики в погонах начали  требовать «цифровые тахометры» — чего и  закон еще не требует.

vrv4.JPG

Компромиссы и компромиссы

— Вот сейчас высунемся, а чем это кончится? Поднимите руку, кто работает  под черным флагом? – подал  представитель « камчатки».

Подняли руки  многие,  но, спохватившись,  тут же опустили.

— В каком смысле под черным флагом? Мы что – пираты?

— Ну, мы же в тени работаем. Налогов не платим.

— Э-э-э, как это не платим! Транспортный – платим, акциз – платим, «Платон» — платим. Сколько можно налогов?    

Ну а с налогами всем все понятно.

Все собравшиеся  безоговорочно поддержали  важнейшую программную цель нового движения- оставить только акциз на топливо. Пусть повышенный, но справедливый. Кто больше ездит – больше платит.

— Против государства тоже не попрешь, — высказалась «камчатка». —   Надо идти на комп-ро-мисс.

vrv5.JPG

С политиками, но без политики

— С первых дней мы договорились, что ни в какую политику не лезем! – познакомили гости с важнейшим постановлением московского собрания.

— Можем, но индиви-ду- ально, — слегка запинаясь,  возразила «камчатка».

— Мы четыре митинга с коммунистами провели, — сказала модератор собрания  предприниматель Елена Вербовая. —  Затеялись бы сами митинговать – угодили бы под штрафы. А у  них опыт,  наработки, даже плакаты в нашу поддержку.

— Взаимодействовать можно, вставать под флаги – не надо.

— У  коммунистов  в Думе просто не  хватает голосов, чтобы что-то  принять.  Справедливороссы, ЛДПР, коммунисты собираются, но не могут пересилить «Единую Россию» — она  блокирует все  инициативы.

— Аккуратнее. А то могут приписать сепаратизм.

— Какой сепаратизм! Я вообще предлагаю инициировать закон:  ни одна партия не должна  иметь  большинство в парламенте!

Что-то нам подсказывает, что совсем без политики тут не обойдется.vrv3.JPG

Ищите женщину

Почти все  участники собрания были по-челябински  суровыми мужиками. Но были  и хрупкие симпатичные  девушки – организаторы  нехитрого бизнеса или просто  жены  предпринимателей, страдающие от резкого падения семейных бюджетов.

И стоит отметить, что в Воронеже конечном счете  именно женщины сыграли ключевую роль  в объединительном процессе.

Именно Елена Вербовая и  Юлия Волкова,   готовясь к  собранию, разослали  1,5 тысячи писем, а накануне  пять часов  сочиняли проект устава организации. И они убедили участников оргсобрания, что начинать лучше с такой организационно- юридической формы, как «Общественное  движение»,  а не «Союз».  Проще, дешевле, а права – такие же.

Впрочем, матриархата  в движении не будет.  В совет воронежского объединения вошли, кроме  Елены  и Юлии, Валерий Рудченко, Сергей Мезенцев и Владимир Носов. Каждый из них поочередно в течение трех месяцев будет руководить новой организацией.

Да, давно мы не наблюдали  таких  вольных народных инициатив, таких   чистых проявлений  демократии…

источник: http://ati.su/Media/Article.aspx?ID=5104&HeadingID=1