Четвертые сутки продовольственной блокады

Идут четвертые сутки продовольственной блокады Крыма — обстановка на границе с Украиной очень напряженная. «Что вы свою блокаду с нас начали! – орет крупный мужик-дальнобойщик представителю херсонской «Обороны Майдана» — Нам семьи нужно кормить! Дальнобойщики небольшие, их давить легче? Границу там где нибудь перекройте, под Черниговом, всю ее с Россией перекройте перекройте, раз вы такие патриоты! Что вы сюда полезли?»

 
Диспуты с дальнобойщиками на украинском пограничном переходе «Чаплинка» — обычное дело. «Переговорщиков» туда посылают обе стороны. Участники акции «Гражданская блокада Крыма» пытаются убедить дальнобойщиков уехать, те, в свою очередь, ежечасно зондируют ситуацию на предмет «когда это шоу кончится». Все проходит довольно мирно – впереди в десяти шагах вооруженные пограничники, лагерь «блокировщиков» постоянно охраняют вооруженные бойцы батальона милиции особого назначения «Херсон» — они совсем недавно стояли на блокпостах с запада Донецка под Курахово и вполне понимают, в чем они участвуют.
Торговой блокаде Крыма пошли четвертые сутки.
К утру среды под Чонгаром машин нет, по три десятка фур еще стоят под переходами на Чаплинке и Колончаке. Вчера их было в три раза больше. Стояли фуры с идеальными документами, прошедшие проверку на таможне в прошлые четверг и пятницу и просто не успевшие до начала блокады пересечь границу. В воскресенье только на Чаплинке их стояло 170.
«Что вы хотите? У меня мяса 20 тонн тут в грузовике было – рассказывает предприниматель Халид, потягивающий кофе возле торговой палатки на пограничном переход, – Три дня простояло, соляры спалили столько, рефрижератор же…Ну я ее обратно и отправил, это ж мясо. Его продавать быстро нужно. Тут
первыми уехали фуры с молочкой, потом пришла команда и организовано развернулись фуры с напитками, потом не выдержали нервы у тех, кто вез помидоры.
То, что вы видите — это самые упорные и с соответствующим не портящимся грузом – стройматериалы, комбикорма, картошка. Рефрижераторов в очереди раз-два и обчелся!»
Иду к очереди. Там легче, фуры — единственный источник тени в этой знойной степи. Степенные мужики, часто в одних шортах с комфортом сидят на раскладных стульчиках обсуждая одну и ту же наболевшую тему.
«Мы, дальнобои — отдельная нация – объясняет мне один. – За нас не волнуйтесь, у нас все с собой! И печка, и пожрать. Только вот хлеб по 10 гривен и воду по пятнадцать приходится покупать. Тут же единственный киоск, не поторгуешься. Но и то спасибо.
Со стороны России никаких торговых точек нет. Вы из русской газеты? Вот и напишите, чтоб разрешили поставить. И крымчаков на таможню! А то командировочные со всей России сюда приезжают, пока войдут в курс дела, очередь слишком медленно движется. Сейчас там вроде рязанские заступили. Вот и мы «попали», не успели проехать. Я тут с пятницы 18 сентября стою, все заторможены до 20-го, у всех все законно до предела, кто только ни проверял… Да и какая может быть коррупция – проедешь за деньги тут, там россияне без документов не пустят».
mk2.jpg
Давление на дальнобойщиков идет постоянно. Их агитируют протестующие, строго проверяют милиция и прокуратура, между фурами ходят украинские наследники ОБХСС. Но оставались самые легальные и упорные. К вечеру не выдержали нервы у самой крупной группы машин с комбикормами. Им возвращаться недалеко – по словам водителей, комбикормовый завод в Херсонской области снабжал птицефабрику в крымском Красногвардейском. Это прорывает плотину, в ночь уезжают многие.
Парадокс ситуации в том, что
в первые дни почти треть фур были с грузами крымских татар.
Здешние места были самым близким к Крыму районом, где им позволяли селиться в советское время. Многие остались и уже в наше время стали зарабатывать на поставках херсонских овощей в Крым.
Теперь они пытаются что-то понять и как-то договориться. Благо, как им казалось, есть с кем. Комбат запрещенного в России «Правого сектора» с позывным «Татарин» еще недавно воевал в Широкино, сейчас он со своими бойцами здесь. И он крымский татарин, который не прячет лицо. Вот только договориться не получается никак.
В лагере акции, кроме крымских татар и «правосеков» — ветераны из батальона «Донбасс», «Самообороны Майдана», «Автомайдана Одесса», херсонского «Хорта»… Здесь отметились самые громкие депутаты украинского парламента – Семен Семенченко и казак Парасюк. Здесь срывает голос пока еще не депутат, но уже полковник милиции и заместитель начальника милиции Херсонской области по боевой подготовке Илья Кива. Он сам выходец из добровольческого батальона, вырос за последний год от майора до полковника и приводит своими татуированными руками и резкими манерами дальнобойщиков в оторопь. Они вроде как хотели жалобу в милицию написать, а тут такой вот полковник. Правда, на угрозу подать жалобу реакция была – на дороге появилась пешеходная «зебра». По ней собираются «по закону» ходить протестующие, чтобы не пропускать фуры.
«Гляди, мороженое оккупантам возят!» – кричит один из парней в камуфляже. Я только что слышал, как в этой группе обсуждали бои под Иловайском. Встретились ветераны из разных добровольческих батальонов. Сейчас мимо них со стороны России медленно проплывают две огромные пустые фуры, брендированные под одну из марок украинского производителя мороженого.
Коктейль из крымских татар, участников Майдана и ветеранов АТО довольно взрывоопасный. Уже раздаются призывы к отключению электричества, а ночью бетонными блоками была блокирована железнодорожная ветка по которой поставлялось сырье в соседний Армянск на «Крымский Титан».
Организаторы акции говорят, что они будут стоять до принятия украинской властью решения о прекращении торговли с Крымом.
2015-10-13
источник: http://ati.su/Media/Article.aspx?HeadingID=1&ID=4676