Быстрее всего в России топливо дорожает в Иркутской области

 

 

В октябре Иркутская область вышла в лидеры среди всех регионов России по темпам роста цен на топливо. За первую неделю стоимость бензина выросла сразу на 2%. Иркутские эксперты объяснили, какие объективные и субъективные причины могут быть у этого сомнительного достижения.

Дорогая перегонка

За первую половину октября Иркутская область опередила всю страну по темпам удорожания топлива. Так, в первую неделю этого месяца стоимость всех видов жидкого топлива в регионе выросла в среднем на 2,2 %. Следующая неделя, по данным Росстата, отметилась приростом цен на 1,9 %.

При этом цены на отдельных заправках даже одной компании могут сильно отличаться. Так, на 24 октября на нескольких АЗС Роснефти в Иркутске, Усолье и Черемхово (№ 56, 74, 211, 4, 77, 34) предлагают бензин марки Аи92 по 40,7 рубля, Аи95 – 42,4 рубля, дизельное топливо – 44,5 рубля за литр. Хотя на автозаправочной станции той же Роснефти в Братске (№ 308 по проезду Индустриальный) разброс цен совсем иной: Аи92 – 41,6 рубля за литр, Аи95 – 43,3 рубля и дизель – 45,7 рубля за литр.

Та же история с сетью крупных розничных продавцов топлива – ОМНИ и Крайснефть: в зависимости от города и даже адреса внутри одного города стоимость литра топлива может отличаться на 1–5 рублей.

Такой скачок цен на топливо в регионе, на территории которого открыто полтора десятка нефтяных месторождений, а совокупный прогноз по извлекаемым запасам нефти превышает 2 миллиарда тонн, вызвал ожидаемое негодование местных жителей и вопросы.

«Проезжал мимо заправки с выросшими ценами на бензин, вспомнилось публичное высказывание высокопоставленных нефтяников о себестоимости барреля нефти – 2 доллара или 131 рубль 10 копеек. В ходе переработки объем нефти в барреле увеличивается еще на 9 литров, и на выходе получается 168 литров различных нефтепродуктов. Из одного барреля производится 102 литра бензина (1 рубль 28 копеек за литр бензина без учета работы по перегонке) плюс еще 30 литров дизельного топлива, 25 литров авиационного топлива и 11 литров нефтезаводского газа, который получается при перегонке 1 барреля. Вопрос: сколько стоит работа по перегонке, если литр бензина на заправке стоит 44,20?» – задал вопрос житель Иркутской области Павел Глущенко.

Нерентабельные заправки

По мнению иркутских экспертов, резкий рост цен на топливо обусловлен как объективными причинами, так и субъективными. 

«К объективным я бы отнес рост цен на топливо по всему миру – ведь в Европе нас уже не удивляет высокая стоимость бензина, почему в России так остро реагируют на удорожание? Плюс есть еще один объективный фактор – власть не может контролировать действия производителей нефтепродуктов. Надо признать, что наше правительство над ценами на ГСМ не властно, – прокомментировал «ФедералПресс» кандидат экономических наук, доцент кафедры финансов и кредита Национального исследовательского Иркутского государственного технического университета, доцент Иркутского государственного университета путей сообщения Анатолий Меркулов. – Однако есть и субъективная составляющая этого процесса – повышение налоговой составляющей в ценообразовании топлива, за которую ответственно государство».

По мнению местных экономистов, производители топлива также не преминули воспользоваться тем, что в цене выросли некоторые составляющие, и добавили к ним «свой интерес».

«Конечно, нефтепереработчики пользуются этим. Почему называю конкретное звено? Мне кажется реалистичной выкладка о том, что часть розницы в отрасли, то есть АЗС, нерентабельна. Остается вопрос, кто больше накрутил – нефтедобытчики или те, кто перерабатывает?» – поделился рассуждениями Меркулов.

Примечательно, что одна из крупнейших нефтедобывающих компаний региона снимает с себя ответственность за происходящее на топливном рынке Иркутской области в силу того, что поставляет нефть исключительно на дальневосточные нефтеперерабатывающие заводы.

«Такова схема работы нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан». В связи с этим наша деятельность не оказывает влияния на цены ГСМ в Иркутской области, – сообщили «ФедералПресс» в пресс-службе «Иркутской нефтяной компании». – ООО «Иркутская нефтяная компания» всю подготовленную нефть транспортирует в магистральный нефтепровод ПАО «Транснефть» ВСТО. В среднем почти 55% идет на внутренний рынок, 45% – на экспорт. Внутри страны ИНК поставляет нефть по ВСТО на Хабаровский НПЗ и на Ванинский НПЗ. Доля поставок нефти ИНК на внутренний рынок в последние годы растет. Месторождения ИНК находятся на севере Иркутской области, технологическая схема грузопотоков нефти ПАО «Транснефть» позволяет прокачивать подготовленное сырье только в восточном направлении».

В этом, по мнению собеседников, и кроется один из ответов на вопрос, почему в лидерах оказалось нефтенасыщенное Приангарье: часть объемов местного топливного рынка насыщают нефтепродуктами из соседних регионов, тогда как местные компании везут нефть на восток.

Кроме того, аналитики обратили внимание на то, что в Иркутской области на фоне более резкого роста цен на топливо в относительном выражении абсолютные показатели по-прежнему ниже, чем в других регионах. К примеру, средняя стоимость АИ95 в Москве, согласно индексу топливных цен «ПетролПлюс», примерно на 3 рубля выше (45,78 рубля за литр), чем в столице Приангарья, а в Красноярске – на 2 рубля (44,4).

Не только топливо

Эксперты уверены, что в ближайшие месяцы стоимость топлива, в целом по стране и в Иркутской области в частности, продолжит расти. Некоторые аналитики предсказали рост не только в топливном секторе, но в целом на товары и продукты, производимые в России.

«Я согласен с Германом Грефом, что в конце года опять будет резкий рост цен на топливо. Скажу больше, это коснется многих отраслей. 

И объясню на примере хлебопекарной промышленности. Сейчас эта тема становится такой же актуальной, как и топливный сектор: производители заявляют о грядущем повышении цен на выпечку, а розница уже не может их сдерживать. И думаю, хлебопеки своего добьются, поскольку в сравнении с 2017-м нынешний год не принес такого падения доходов населения, а местами, скорее, даже наоборот, плюс рост объемов кредитного рынка. То есть объем денег увеличился, а объемы производства – нет. Что неудивительно – инвестиций в экономику не было, зато гайки в виде налоговых отчислений только туже закручивались, – пояснил Анатолий Меркулов. – В итоге спрос на сегодня чуть вырос, а предложение или не изменилось, или чуть уменьшилось. Что и ведет к удорожанию товаров».

По мнению теоретиков, государство может применить ряд нерыночных механизмов для того, чтобы избежать удорожания товаров, однако нет уверенности, что это принесет пользу. Одним из таких рычагов может стать продажа зерна из госрезерва, что увеличит объем предложения и снизит накал спроса. Второй способ – ввод таможенных пошлин на вывоз зерна из России. Вывозную таможенную пошлину на пшеницу власти уже вводили в 2015 году «для стабилизации ситуации на зерновом рынке после девальвации рубля». В сентябре 2016 года ее отменили.

«Я считаю, второй вариант крайне маловероятен на практике, поскольку это ослабит рубль, а правительству России и так сейчас требуется прилагать множество усилий для его укрепления, – заметил Меркулов. – Зато продажа резервного зерна – как метафора в любой другой отрасли – очень даже рабочий вариант. Этот механизм сравнительно недавно уже пускали в ход, нормативные документы есть, надо только немного освежить».

Тем не менее, теоретики уверены, что на практике частое оперирование этими механизмами принесет пользу. «Сравним индекс потребительских цен за прошлый год и индекс цен производителей за тот же период, налицо будет пугающее несоответствие – 4% и 11%. Если долго сдерживать этот разрыв искусственными мерами, будет взрыв», – резюмировал аналитик.

источник: http://tranzit-ufa.ru